Регистрация Вход
Город
Город
Город
Stepan-studio.ru

Stepan-studio.ru

Оригинальная музыка к спектаклям и мюзиклам. Качественная звукорежиссура и стильные аранжировки. Напишите: vk.com/stepan_studio или stepka68@gmail.com
Подробнее
TAGREE digital-агентство

TAGREE digital-агентство

Крутые сайты и веб-сервисы. Комплексное продвижение и поддержка проектов. Позвоните: +7-499-350-0730 или напишите нам: hi@tagree.ru.
Подробнее

Я не верю в анархию

В 1997 г. вышла книга с одноимённым названием. Она представляет собой дайджест, сборник различных газетных публикаций о Летове и ГО. Хочу поделиться некоторыми цитатами из данного сборника - наиболее интересными и близкими мне высказываниями Летова.

 


 

В 1988(!) году на фестивале в Новосибирске мы заявили, что являемся истинными русскими коммунистами, народными коммунистами. Вся наша борьба против совдепа доперестроечного периода заключалась в том, что мы были против фальшивого коммунистического воплощения в последние годы брежневского правления. Брежневский режим не был советским в полной мере. Он в принципе не отличался от капитализма. Это был госкапитализм.

 

Но мы и против системы сатанинской (ельцынской - прим.), потому что в ней происходит нивелировка всех человеческих и культурных ценностей. какие сейчас позитивные изменения в обществе могут быть? Это же разложение, анархия, хаос. Это энтропия, это смерть. Нивелированы в течение лет перестройки все ценности, которые у нас еще оставались от последних лет двадцати советской власти.

В целом я удручен, потому что поколение мы проиграли. В большинстве своем это, конечно, подонки, мразь. Ситуация абсолютно плачевная, всем ясно. В политическом плане мы уже не люди. Все, мы хуже албанцев. Если народ выбирает Ельцина, так чего этот народ достоин?

 




Родина для меня Советский Союз. Я здесь родился.
Ощущение Родины это язык, ландшафт, это идея, определенная идеология, символика, традиция, эстетика и мораль. Сейчас эстетика нашего государства российского другая, мораль другая, вообще никакой нет, территория и та уже не та… Распад полный. Смердит кругом. Я ездил по стране с акустиками этак года три достаточно интенсивно. Весьма удручающее впечатление. Особенно после того, как войну в Чечне проиграли. Собственно  говоря, не проиграли, а… сдали.

Коммунисты вчерашних и позавчерашних поколений ориентированы на прошлое, зовут назад, а не вперед — и потому дело их изначально гиблое, проигранное. Скажем прямо — именно эти ветхие поколения и сдали практически без единого выстрела советскую власть, ПРОСРАЛИ ее самым позорным образом сначала при горбачевской ползучей контрреволюции, затем в августе 91-го, а осенью 93-го оказались уже слишком стары и слабы для вооруженного сопротивления и активных боевых действий.

Меня потрясает равнодушие масс. Складывается такое впечатление, что наши граждане живут в каком-то смрадном бреду и в своем полусонном смирении дошли уже до животного состояния так называемых «добровольных заключенных», чего в свое время добивались от полит и военнопленных экспериментаторы в гитлеровских лагерях.

 

Считаю, что творчество, доходящее до духовных вершин, самое чистое творчество изначально политично. Политику от неполитики невозможно отделить. Все - политика. Художник - это человек, воспринимающий все через кровь, через сердце, через себя...

Для меня свободная Родина — это Родина, свободная от той политики иностранного капитала, которая господствует сейчас. Если хотите, я славянофил, но для меня не является определяющим фактором национальность человека.

Высшая свобода это отказ от всей свободы (смеется). Свобода с точки зрения политики сейчас это нивелирование всех ценностей, которые имели значимость доселе. Слова чего-то стоят, когда ты можешь за них жестоко поплатиться, страшно жестоко. Когда тебя убьют за эти слова. При свободе слова все слова — болтовня. Долг — это Родина. Это сопротивление. Это война. Это правда. Это то, что ты должен сделать в этом мире

 

(корреспондент) Не секрет, что многие так и не поняли метаморфоз, происшедших с вами и связанных прежде всего с вашими настоящими политическими воззрениями.

Я считаю, что это никаким противоречием нашим ранним действиям не является. Это продолжение той политики, которую мы вели в 1985-м. На протяжении всей нашей деятельности мы воюем не с коммунистами, не с демократами. Мы воюем с определенным состоянием ума в обществе, с буржуазным, скажем, состоянием ума. С обывателем, который на протяжении всей истории человечества маскируется под разные идеологии.

Дело в том что когда мы начинали эту воину, мы боролись против Брежневского строя, который, по существу, не являлся коммунистическим. Мы осознавали те реалии, за которые боремся. Некоторым выгодно было использовать эту идею в извращенном виде, другие просто ее не поняли. Но я всегда знал, куда и зачем иду. А значит, несу ответственность за тех, кто идет за мной

С точки зрения внешних аспектов идеологии, то какой-то части людей кажется, что во мне произошли разительные перемены. Якобы сначала мы "воевали" с коммунистами, а теперь сами ими стали или даже превратились в фашистов. На самом деле все не так. В первую очередь, мы воевали с системой, воевали конкретно и жестко. То есть я хочу сказать, что велась война конкретно с тем строем, а не с коммунизмом 18-го года, не с военным коммунизмом. В принципе, тот же самый строй остался и сейчас, с ним мы и воюем.

 

Наша аудитория всегда делилась надвое — на невыносимо-пасмурных эстетствующих интеллигентов, заунывных полупоэтов, сверх рассудительных кухонных интеллектуалов с потухшими очами, этаких недоморрисонов недоленнонов, и на людей прямого действия, длинного ножа, красного смеха, кровоточащего сердца, разрывного и искрометного слова, выбирающих СВОБОДУ — ослепительную свободу от всех житейских, мировых и вселенских законов, свободу от жизни и смерти, свободу от времени и пространства, свободу от мира, свободу от Бога, свободу от САМОГО СЕБЯ. Собственно говоря, вся эта досадная неразбериха в нашем лагере стала впервые болезненно ощутима после августа 91-го — когда к власти пришла армия лакеев-космополитов, «шестидесятников», пиитов собственности и самости. Именно тогда первая половина наших тогдашних «фэнов» начала весьма удачно и пышно обустраиваться на волне всеобщего антикоммунизма, и я понимаю — насколько ожесточенно и яростно они воспринимают мои заявления и действия последних лет — ведь в наших песнях они всегда разделяли и разумели лишь антитолитаризм и антисоветизм (который всегда носил лишь внешний эпатажный характер), не углубляясь — не дай боже! — за грань себе допустимого. Творчество же нашей группы — как и всей нашей компании-коммуны — всегда было по своей сути НАЦИОНАЛЬНО-БУНТАРСКИМ, ВОИНСТВЕННО-АНТИБУРЖУЙСКИМ, РЕВОЛЮЦИОННЫМ. И те, кто понимал и принимал это тогда — истинные наши сторонники и соратники — они и теперь плечом к плечу, локоть к локтю, бок о бок с нами ежедневно отстаивают истинно ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ, НАРОДНЫЕ, СОЛНЕЧНЫЕ ценности перед лавинами грязи, лжи и мракобесия, заливающими нашу отчизну.

 

Мне всегда будет отвратительно, как думают определёные люди, я всегда буду против этих определённых людей и слоёв, НЕ ВСЕХ, потому что мне очень важно как думают некоторые другие люди, живые. Именно из среды обывателей пышно произрастают вся наша «новая буржуазия», мафия, вся лакейская демократическая мразь. В известном смысле все мои песни, все мое творчество всегда были направлены против той пресыщенной, алчной, лакейской прослойки граждан, учиняющей ныне беспримерно циничный, чудовищный раздор и поругание нашей отчизны, оглушительно ратуя за некие «общечеловеческие ценности», сводящиеся к идее собственного ожирения и удушения ближнего своего.

 

Только пламя революции поможет миру родиться заново, сотворит мир новый. Мне всегда была близка революционная эстетика: взрыв пассинарности, огненно-революционные ценности, наибольший накал ее я вижу в 1917-20-е годах. Мне кажется, что потом все несколько угасало, с каждым последующим периодом система умирает без огненного стержня… Искры революции это искренность, утверждение ценностей от сердца.

Идеи коммунизма для меня были самоочевидны с детства как понятия добра, справедливости, равенства, братства. Мне говорил о них мой отец, участник Великой Отечественной войны, майор, военный, сейчас секретарь райкома Компартии Российской Федерации. Сам я сын рабочего класса: начинал трудовой путь штукатуром на стройке, работал на Омском шинном заводе, заводе имени Баранова. Первое творчество было оформление наглядной агитации… Люблю советскую песню, воспитался на ней и теперь хочу ее исполнять «Товарищ», «На Дальней Станции Сойду». Первого Мая на смотровой площадке на Ленинских горах, у МГУ я пел «И Вновь Продолжается Бой» Пахмутовой. Люблю Таривердиева.

 




Я поддерживаю не интернационалистские марксистские идеи, а национал-большевистские.

Я — СОВЕТСКИЙ НАЦИОНАЛИСТ. Моя Родина — не просто Россия, идею которой отстаивают и полируют разные серьезные мужи, я не россиянин, хотя и натурально русский (корни мои по отцу — из беднейших крестьян Северного Урала, по матери — из казачьего рода Мартемьяновых). Родина моя — СССР. Россия — это дело частное, отдельное, такое же, как Германия, Франция, Китай и прочие отдельные государства. СССР — это первый и великий шаг вдаль, вперед, в новое время, в новые горизонты. СССР — это не государство, это идея, рука, протянутая для рукопожатия, и слава и величие России в том, что она впервые в истории человечества взяла на себя горькую и праведную миссию прорыв сквозь тысячелетнее прозябание и мракобесие, одиночество человека к великому единению — к человечеству. Я верю, верую во всемирную, вселенскую революцию и готов воевать за нее и словом, и делом, как это делали мои доблестные предшественники, учителя и соратники от Достоевского до Маяковского, все те, кто всегда был против лжи, равнодушия, упадка, смерти. В 1917 году наша страна сделала первый шаг на пути к истине — да не бывать ему последним!

 

За 70 лет правления советской власти возник удивительный, ранее небывалый народ — СОВЕТСКИЙ. Но он является потомком, естественным наследником великого РУССКОГО народа, который — первый и единственный в мире — путем революции героически воплотил в реальность идеал, мечту, надежду всего человечества — построение Царствия Божьего на земле. Отказавшись от изможденной, пережившей себя религии он возвел на вселенский престол не раба божьего — но ЧЕЛОВЕКА, ТРУЖЕНИКА. Хозяина собственной судьбы. Недавнее же временное, вынужденное отступление, предпринятое нами, объясняется не торжеством «демократии», не гибелью коммунистической идеи, но бесконечно-долгими десятилетиями Хрущевско-Брежневского МИРНОГО — извините за выражение, ОХ#$НИЯ, которые и привели к утрате большинством населения мужественности, здоровой боевой злости, чувства сплоченности и ответственности перед нацией, перед Родиной. К утрате веры в необходимость и самой возможности решения великой задачи, достижения великой цели, намеченной РУССКИМИ и осуществляемой СОВЕТСКИМ народом.

 

(о расстреле дома Советов в октябре 1993 г.)

Когда я подошел к Дому Советов, первое, что меня поразило: все были вместе. И батюшка православный с иконами, и анархисты со знаменами, коммунисты, Баркашовцы-молодцы, монархисты с имперскими стягами. Это были порядочные люди, не безразличные к судьбе нашей Отчизны. Когда дом горит, надо всем вместе его тушить, потом русские люди разберутся между собой. Я сейчас поддерживаю все соборные идеологии, не разъединяющие, а объединяющие народ. Идеально мне соответствует идеология красных бригад. Думаю, что мы победим рано или поздно, потому что истина все же одна: она ясна всем, и она с нами. Вот почему они сейчас так проигрывают. Вот почему они так слабы, что вынуждены были стрелять по нам в октябре из танков. Вот почему они нервничают и устраивают облавы и разгоны. Они, ельциноиды, понимают, что мы-то у себя дома, а они - нет.

У Александра Дугина в «Элементах» есть очень хорошая мысль, что все сообщество человеческое делится на два течения, два вектора развития. Первое это цивилизация Запада, договорная система, система глобального одиночества. Огромное количество одиночек. Второе стремление к общности родовой, семейной, народной, когда все живут соборно, когда общество строится на принципах семейности, доверия, братства. Мы хотим утверждать истину, мы хотим вернуться к доцивилизационным семейным ценностям. Мы и революцию понимаем как возвращение.

 




Да, у меня была сложная идейная эволюция от анархо-индивидуализма к «красному государственничеству», но «дерьмократом» я не был никогда, я всегда оставался верен себе. С 1988 года, с Новосибирского рок-фестивале считаю себя настоящим коммунистом. Я понял, что мне прежде было неясно: я всегда воевал с изврашением коммунизма «розовым» Брежневским режимом, наследником которого, по-моему, являемся Зюганов. И то, что тогда близоруко воспринимали ни как стеб, сейчас в нашем исполнении звучит жизнеутверждающе, в изначальном смысле.

Следующим шагом после Ста Лет Одиночества, о котором я подумывал, мог быть уход в горы, в леса, и дальнейшее занятие духовной практикой. Однако события октября 1993 года поставили меня на место, заставили устыдиться собственного индивидуализма. Когда мы приехали в Москву и увидели то, что происходило около Белого дома, то поняли — наше место здесь, среди людей. Мы должны теми методами, которые нам даны, всеми нашими знаниями, всей нашей энергией работать на благо этого общества. Поэтому я окунулся в политику, принял участие в акции 19 октября 1993 года, когда познакомился с Александром Дугиным и другими замечательными людьми. И не собираюсь это дело прекращать.


Есть путь личного спасения и есть путь спасения коллективного. Мне нужно было в течении нескольких лет идти по пути личного спасения и во многом пройти его, чтобы понять, что это — не мой путь. Я мог бы этого добиться, но я выбрал именно второй путь, путь коллективного спасения, потому что это — глобальная единственная истина, ибо путь личного спасения ведет не просто в тупик, он ведет в места гораздо более страшные. Это я знаю как человек, испытавший этот путь. Это — путь одиночества.

Человек только тогда чего-нибудь стоит (что оправдывает его существование), когда он отстаивает определенную силу, а не «это» свое, не личностное — чем больше он «это», чем больше он свое собственное «Я», тем больше цена ему - ноль. Если же за ним стоит идеология, какие-то искусства, творчество, война и т. д. — это есть его ценность.



Источник: http://www.gr-oborona.ru/pub/anarhi/

Поделитесь с друзьями:

 

Комментарии:

otello

Из сказанного ясно, что Егор Летов не марксист, не демократ и не либерал. Поэтому в политическом смысле у меня с ним общего ничего. Но из сказанного же ясно, что он человек искренний и честный, поэтому плюс.

Ответить

ChelowekKot

Да, собственно музыка:
"Родина" http://20.redalliance.org/letov/rodina.mp3
"Пой, революция" http://20.redalliance.org/letov/revol.mp3
"Победа" http://20.redalliance.org/letov/pobeda.mp3
"Далеко бежит дорога" http://20.redalliance.org/letov/doroga.mp3
Советское:
"Товарищ" http://20.redalliance.org/letov/tov.mp3
"Звездопад" http://20.redalliance.org/letov/zwezdopad.mp3
"И вновь продолжается бой" http://20.redalliance.org/letov/prod_boi.mp3

Ответить

Kelevra

Летов - это величина, таких фигур в российской музыке было немного.
Не со всеми его идеями согласен, но основное направление мысли полностью разделяю.

Ответить

и чего он там сделал в музыке? испохабил песни "Ваше благородие", "На дальней станции сойду" и др.? Певец слабый, ну по крайней мере на мой вкус, стебатся мог, может как поэт - аналог Маяковского сойдёт и то до В.М. ему далеко, а так как пел Высоцкий: "Каждый второй у нас в Туркмении, Аятолла и даже Хомейни!"

Ответить

[Мне нужно было в течении нескольких лет идти по пути личного спасения и во многом пройти его, чтобы понять, что это — не мой путь. Я мог бы этого добиться, но я выбрал именно второй путь, путь коллективного спасения, потому что это — глобальная единственная истина, ибо путь личного спасения ведет не просто в тупик, он ведет в места гораздо более страшные.]
а где гарантия, что второй путь тоже не ведет в тупик и нет третьего пути?

Ответить

В целом я удручен, потому что поколение мы проиграли. В большинстве своем это, конечно, подонки, мразь...
-
Эк он по либероидам прошелся. Не даром его группа называлась "Гражданская оборона".

Ответить

... не меньше чем по большей части "антилибероидов"... Если вы этого не поняли, то зря читали. Вспомним шествующее по стране православие и отстаивание нашими мэнеджерами неких наших «общечеловеческих ценностей», а так же блеяние про святого и непогрешимого, а главно бессменного Путина, и всё становится на свои места.

Ответить

ac

какова музыка, таковы и мысли...
вернее, ни музыки, ни мыслей.

Ответить

EwGеnius

От вас тоже ни музыки, ни мыслей. Как быть?

Ответить

        Вячеслав

Кто не любит новый порядок?
Кто не верит в новый порядок?
Кто не жаждет новый порядок?
Кто не строит новый порядок?
Я не верю в анархию!
Я не верю в анархию!
Эх, какая группа была, какой человек... Ностальгия по молодости. ГО - это вечный протест...

Ответить

все идет по плану,,,

Ответить

Эк он по либероидам прошелся.
А рано утром я встану в очередь в мавзолей.
Некрофилия,некрофилия,моя изнуренная некрофилия.
***
Я ненавижу красный цвет.
Уничтожай таких,как я.
***
Дурак ты Матвей.
И Летов был дурак,но не лишенный таланта,шатало его от авнтисоветчины до противоположностей,любил он быть позером- бунтарем типа,но клубами в Германии не гнушался.

Ответить

Редко такое. Читаю текст и понимаю, помочь человеку нечем. Разве веревку предложить. Вообще, я слышал, что многие в России деградируют, но что бы до такой степени....

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.